Проценты от контрактов, покушение и пруд: что обсуждали на заседании по уголовному делу экс-зампреда правительства Ставрополья

Фото: дума СК В Промышленном суде города Ставрополя прошло очередное слушание по уголовному делу экс-зампреда правительства края Александра Золотарева.

Фото: дума СК

В Промышленном суде города Ставрополя прошло очередное слушание по уголовному делу экс-зампреда правительства края Александра Золотарева. На этот раз суду удалось выслушать 15 свидетелей.

Проценты от контрактов

Первыми, кто выступал перед судом, были пять сотрудников АО «Гипроздрав». Напомним, что эта организация занимается проектированием зданий учреждений здравоохранения. На территории Ставрополья она выполнила порядка шести проектов.   

Больше всего вопросов у защиты и прокурора было к первому заместителю гендиректора организации Елене Мурашовой. По версии следствия, именно она платила «откаты» субподрядным организациям, через которые получали деньги Андрей Горькавенко, Кемал Теунаев и бывший министр строительства и архитектуры Алексей Когарлыцкий. К слову, именно на суде Мурашова подробно рассказала, как ее заставляли платить и какими методами запугивали.

Она рассказала, что проблемы начались во время исполнения тендера по проектированию детской краевой больницы. По словам Мурашовой, с ней связался некий Андрей, который ей намекнул на сотрудничество. На встрече он якобы угрозами попадания «Гипроздрава» в реестр недобросовестных подрядчиков заставил ее «отстегивать» с каждого контракта деньги его субподрядным фирмам: «Вектор», «Мистер Дом» и «Деловые отношения». По словам Мурашовой, он также угрожал ей физической расправой.

— Были выставлены условия такие, что мы должны передать некую сумму денег, либо они остановят деятельность «Гипроздрава» на территории Ставрополья. Я сказала, что это невозможно в связи с тем, что организация, которая работает с федеральным бюджетом, не может снимать деньги со счетов. Нам был предложен вариант заключить с региональной организацией, — заявила свидетельница.

«Гипроздрав» не сразу пошел на сделку, так как Мурашова не доверяла Горькавенко. Однако сразу после предложения у организации начались проблемы с экспертизами и со сдачей объектов. Мурашова уверяет, что компания не могла даже сдать документы на проверку, так как их попросту не принимали. Из-за такого давления им пришлось согласиться.

К слову, Мурашова отметила, что Горькавенко действовал в интересах тогда еще министра строительства и архитектуры Когарлыцкого. О Золотареве никто не упоминал. Однако она сказала, что никаких подтверждений этому он не представил.

На таких условиях, продолжила рассказ свидетель, было реализовано три проекта. С каждым разом аппетиты Когарлыцкого росли. С первой сделки — детская краевая больница — вознаграждение составило 15% от суммы контракта (2,5 миллиона рублей). Далее был кардиологический центр, с которого посреднику якобы «отстегнули» 30%  — 15,5 миллиона рублей. С контракта по онкологическому центру затребовали уже 40% — порядка 44 миллионов рублей.  На четвертой сделке все остановилось. Тогда посредники потребовали 50% от суммы контракта, и сотрудничество прекратилось в одностороннем порядке. Однако это не понравилось «вышестоящим чинам».

После этого Горькаменко стал угрожать Мурашовой физической расправой. В суде она не захотела говорить о нападении, но в ходе ее монолога стало понятно, что Горькавенко перешел от слов к действиям.

— Так как нападение касается лично меня, в связи с тем, что я не делала официального заявления, я не считаю нужным об этом рассуждать в суде, — высказалась Мурашова.

Ранее о покушении рассказывал свидетель Артур Суюнчев. По его словам, Расул Тугайлаев, Кемал Теунаев и Андрей Горькавенко догоняли Мурашову на четырех машинах. Когда она все-таки остановилась, представитель «Гипроздрава» пообещала отдать деньги, как только вернется в Ставрополь, рассказал свидетель.

Суду так и не удалось выяснить выполняли ли подрядные организации какие-то работы или нет. На этот вопрос ясно не смогла ответить ни Мурашова, ни главный инженер компании Денис Васенков, ни другие сотрудники «Гипроздрава».

Золотаревы рассказали о доходах

В суд были приглашены мать подсудимого Наталья Золотарева и младший брат Евгений Золотарев. Семье задавали вопросы о доходах. В частности, Наталью Георгиевну прокурор расспросил о доме за 22 миллиона рублей и пруде, расположенном на его территории. На эти вопросы ставропольчанка сразу ответила, что они с мужем сами заработали на дом. Напомним, накануне «Блокнот» сообщал о результатах проверки расходов семьи Золотаревых, которую провела краевая прокуратура. Траты экс-зампреда и его родных не вызвали подозрений у надзорников.

— Эти деньги мы с мужем заработали честно. Мы с мужем работали с 1977 года по 2004 год на крайнем севере. Я всегда занимала определенное положение, то есть я работала главным бухгалтером. У меня всегда была высокая заработная плата. Мой муж зарабатывал точно так же очень хорошие деньги. У нас были достаточные накопления, — пояснила суду Наталья Георгиевна.

Интерес к пруду со стороны обвинения связан с доводами следствия о том, что водный объект семье Золотарева преподнес Когарлыцкий. Тем не менее, семья настаивает, что водоем с карпами ремонтировал, углубляли сами. Наталья Георгиевна уверяла, что ее технически подкованный сын Евгений буквально своими руками сделал все необходимое.

Однако другой свидетель Роман Фахрединов заявил, что он с братом по заказу Сергея Овчинникова ремонтировали трещину в пруду. Он показывал территорию дома и оплачивал работу. При этом семья отрицает знакомство с Овчинниковым. С ним они якобы впервые встретились при обысках.

— О том, что такие работы проводились я впервые узнала 10 октября 2020 года. С Овчинниковым я познакомилась в день обысков в моей квартире. Я была ошарашена, когда явились 6 человек. Я впервые в жизни с таким столкнулась. Затем, когда уже следователь писала протокол обыска, пришел Овчинников. В этот момент специалист смотрел на моем компьютере фотографии пруда. Овчинников смотрел с ним кадры пруда, — заявила Золотарева.

Брата Золотарева также спрашивали о доходах и прицепе, который якобы так же, как и пруд подарили ему как взятку. Евгений Золотарев рассказал, что прицеп он заказывал для себя. Ведь у него, а не у брата в собственности есть два квадроцикла. 

Свидетель рассказал, что сам ездил на завод, уточнял размеры, а также сам оплачивал. Только забрать покупку сам не смог, это за него это сделали его друзья Артур Суюнчев, Александр Воскобойников и Александр Лагутин. Деньги на прицеп Золотарев оставил в прозрачном файле в машине Ford Raptor. 

— Мне позвонили с завода, сказали, что можно забирать. Я позвонил товарищам. Они забрали мою машину и квадроцикл, и получил прицеп, — сказал суду Евгений Золотарев. 

Тем не менее, ни Евгений Золотарев, ни его друзья Александр Воскобойников и Александр Лагутин так и не сказали прокурору, где сейчас находится прицеп.

В прошлом материале «Блокнот» спрашивал у горожан «Как считаете, в суде докажут вину Золотарева?». Более 68% ответивших посчитали Александра Золотарева виновным. Однако 31% уверены, что бывшему зампреду правительства предъявлено безосновательное обвинение.

Полина Максименко 


Последние новости

На базе Штаба общественной поддержки региона состоялось заседание общественного совета проекта «Старшее поколение»

Мероприятие прошло по инициативе реготделения «Единой России» и координатора федерального партпроекта «Старшее поколение» в Ставропольском крае Валентины Муравьевой Участниками заседания стали члены совета,

Владимир Путин обсудил с Правительством РФ развитие пунктов пропуска через границу

Владимир Путин по видеосвязи провел совещание с членами Правительства РФ.

Прорывные инвестпроекты Северного Кавказа представят на КИФ-2024

Десять региональных стендов будут работать на площадке Кавказского инвестиционного форума, который пройдет 15–17 июля в столице Чеченской Республики Грозном.

Card image

Экономику РФ из-за эффекта домино может ждать двухлетний кризис

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *